страница о: беженец ф.розыск | иммиграция | туризм | новости | на главную
Россия – Швеция
ИНТЕРЕСНОЕ
НОВОСТИ САЙТА
АРХИВ
ПЛАКАТ
НУДИСТЫ
НЕЛЕГАЛ
ВЕРНИСАЖ
ФОТОГАЛЛЕРИИ
КАРТА САЙТА
НОВОСТЬ ДНЯ
ЗАМЕТКИ ЭМИГР
ВКУСНАЯ КУХНЯ
ФИКТИВ. БРАК
Ф. и М. РОЗЫСК
ИММИГРАЦИЯ
АВСТРАЛИЯ
БЕЛЬГИЯ
БОЛГАРИЯ
ВЕНЕСУЭЛА
ГРЕНАДА
ГРЕЦИЯ
АНГЛИЯ
ДАНИЯ
ИТАЛИЯ
ИСПАНИЯ
ИСЛАНДИЯ
ИРЛАНДИЯ
КАНАДА
КИТАЙ
ЛИХТЕНШТЕЙН
ЛЮКСЕМБУРГ
НИДЕРЛАНДЫ
НОРВЕГИЯ
ПОРТУГАЛИЯ
ПОЛЬША
РОССИЯ
США
СЛОВАКИЯ
СЛОВЕНИЯ
ТУРЦИЯ
ФИНЛЯНДИЯ
ФРАНЦИЯ
ЧЕХИЯ
ЧИЛИ
ШВЕЦИЯ
ШВЕЙЦАРИЯ
ЭКВАДОР
ЮАР
СТРАНЫ В/Е
СТРАНЫ Л/А
БЕЖЕНЕЦ
ИСТОРИИ БЕЖ
ОСТОРОЖНО!
ЛУЧШИЕ СТРАНЫ
РЕЙТИНГ СТРАН
РЕКОМЕНДАЦИИ
БЕЖЕНЦЫ СУДЬБЫ
КУДА БЕЖАТЬ?
ДО 18, КУДА?
ДЛЯ ДЕВУШЕК
ЦЕНЫ
СЛОВАРЬ
С ЧЕГО НАЧАТЬ?
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
ФОРУМ
ПИСЬМА
ПОДРОБНОСТИ
ССЫЛКИ
О КОМПАНИИ
ЛЕГЕНДА
СТАТУС БЕЖЕНЦА
Я В РОЗЫСКЕ
СВЯЗЬ С НАМИ
ПОЧТА@API
иммиграция Эквадор
Rambler's 
Top100
иммиграция, убежище

Из России – в Швецию и обратно

Записки беженца-возвращенца

Через пару дней Эрик Седов рассказал мне о своей большей частью никчемной жизни. Он – русский, имя в Латвии весьма распространено. После мореходки плавал третьим штурманом, месяцами не бывал дома. Жена сначала загуляла, потом вышла замуж за чеха и уехала с ним, прихватив сына, в Штаты. Эрик не особенно горевал, надеясь найти себе новую подругу жизни. Вроде и нашел, лет на 20 моложе. Та его охмурила, затем и обманула, лишив трехкомнатной квартиры в центре Риги.
Прописанный в ней Эрик оказался избит новым владельцем, отстаивать свои права не стал, взял в кредит на свой бывший адрес три дорогие видеокамеры, продал и кинулся в бега. По странам и континентам. В Аргентине ему не понравилось. В Португалии, в Лиссабоне месяц жил под мостом. Случайно встретил соседа по дому, футболиста из «Сконто», тот каким-то образом устроил земляка на свой чартер и довез до Швеции.
Очень быстро Седов нам всем надоел. Мне – особенно. Чисто журналистская привычка выслушивать любого, снисходить ко многим людским слабостям, позволила Эрику вечерними часами домогать меня своими россказнями. Особенно – про некую белоруску, с которой познакомился посредством Интернета. Жениться все собирался. А та единственное условие поставила, мол, вышлешь денег, я сначала к тебе в Швецию приеду. И этот придурок едва-едва не спустил туда все свои, с превеликим трудом скопленные, три тысячи крон. Еле мы его отговорили.
Наконец, прослушав однажды ведшийся еще до моего прихода разговор между Мусой и Димой насчет «доставания» всех нелегальным жильцом, я представил тому ультиматум: или он «закрывает свою пасть», или пусть уматывает, куда хочет.
И, хотя я выступил от имени соседей, те в момент выяснения отношений отмолчались, а Эрик, обвинив меня черт те в чем, все же удалился в неизвестном направлении. Мне его ни чуточки не жалко. Мало того, что сам во всем виноват, так и повел себя, мягко выражаясь, неадекватно.
Но бывший рижанин хотя бы не представлял ни для кого опасности. А вот Муса, после того, как настал конец моему терпению созерцать его выходки, вполне мог, выражаясь сленгом российского президента, «замочить». В сортире ли, рядом с лагерем, еще где – бывший бандит нашел бы. Впрочем, почему он – «бывший»? Даже слушая мой рассказ о том, что заставило меня стать беженцем, когда я пару раз обмолвился о моем знакомстве с ФСБ-никами, скрипел зубами и рычал:
- Рэзать их всех, свиней, надо! Рэзать!
- И ты резал, Муса?
- А-а-а . . . Зачем тебе надо знать? Моя война кончилась . . .
Вот только преступная деятельность моего невольного соседа продолжалась очень бурно. Сначала он меня вроде как стеснялся. Наконец, увидев после обеда спящим, начал упаковывать нечто, принесенное прежде в пакетах. Треск скотча меня и разбудил. Муса пыхтел-пыхтел, да и попросил помочь. И даже донести одну из трех посылок до отделения связи, километра за полтора.
По пути не выдержал и расхвастался:
- А знаешь, сколько одна упаковка здесь стоит? 400 крон! В стоимость и отправка стоит. Только на кой х . . . мне покупать? Так взял, шведы же дураки.
Посылку отправил в Тбилиси.
Под конец моего пребывания в Karslund экс-бандит и вовсе заявил:
- Пока на 500 тысяч крон не наворую, дальше некуда не двинусь. В Европе стран много . . .
Он не только отправлял ворованное в Грузию, но и продавал за полцены прямо в лагере. Например, джинсы от «Армани», стоимостью, по его словам, под четыре тысячи крон при мне толкнул за две. Кроссовки от «Рибок» уступил одному болгарину по такой же таксе за тысячу.
Народец, глядя и на наших соседей-грузин из комнаты напротив, тот еще. Все с утра исчезают, а к вечеру что-то прут. Все знают – воруют. Одного вскоре ночью тихонько забрали. А кто не ворует? Резо с семьей – точно нет. Он и жена - врачи из Тбилиси. Им немного за 50. У сыновей разница в два года, но похожи так, что я их с неделю не мог различить. Чего ради подались в беженцы? На сей счет – молчок.
Зато 69-летний дед, лет пять назад живший в Майкопе, начал с воодушевлением рассказывать мне, как в далеком 59-м он «рассекретил» информацию о том, что космические ракеты, якобы, взлетают из Астрахани, где он служил срочную. С тех пор его и преследовали, житья не давали. Он и подался сначала в Словакию, потом в Чехию, затем в Австрию, Бельгию, Данию … Везде держат какое-то время, а вот ни вида на жительство, ни, тем более, ни статуса беженца не дают.
С трудом от него отделался.
Отдаленно напоминали беженцев пугливые отец с сыном из Волгограда. Я их про себя букашами называл, особенно был похож на унылую букараху папаша. Как не повстречаемся, вечно ныл: то, другое, десятое не так. Ну, и сидел бы на берегу Волги, рыбку ловил!
Остальные, повторюсь, наши – сплошь отмороженная, или не очень, молодежь.
Их регулярно отлавливают, но, к моему изумлению, отнюдь не судят, не сажают за решетку, а из каких-то побуждений (законов?) запирают здесь же, на территории Karslund в специальное здание. Как вскоре позвонил оттуда мой предшественник по койкоместу Вадик, жизнь - лафа. Даже бассейн есть, по ТВ аж шесть российских программ смотрит. Правда, выйти не может. Собираются депортировать куда угодно, но – не в Россию.

В ШВЕЦИИ ХОРОШО, НО . . .

Нет-нет, в России, уверяю читателя, нисколько не лучше. Каждый здравомыслящий человек, если он не бандит, не олигарх и не их прихлебатель, надеюсь, со мной согласится: плохая у нас жизнь, недостойная прежде великой страны.
Если бы не Муса, если бы не незнание даже основ языка, если бы … А, может, еще и вернусь. Если здесь совсем уж невмоготу будет.
Вот как текли мои шведские денечки.
Утром просыпался ровно в семь. Умывался-одевался. Почти смешной случай. Зашел первый раз в душевую, голышом встал под лейку, и – не могу пустить воду. Одной рукой уже и жидкого мыла набрал, другой верчу туда-сюда единственный регулятор. Минут 15 крутил, искал другие краники – нет ни горячей, ни даже холодной воды. Хоть в коридор выскакивай, на помощь зови! Почти в отчаянии навалился спиной на регулятор, водичка и пошла . . . После утреннего марафета спешил в Restorant. Понятно, что в столовую? Утром здесь очереди почти всегда не было, население лагеря любило поспать, особенно наши ворюги, у них всегда затыренная еда была. Завтрак всегда был один и тот же: кукурузные хлопья, куриное яйцо, 10-граммовый кусочек масла или 20-граммовый мармелада, очень редко две пластинки сыра. Кроме невесомых булочек можно брать, хоть залейся, молока или кефира, чая, кофе, напитка. Под конец своего пребывания перед скромной трапезой старался побольше наесться во множестве тут растущего шиповника. Витамин С, что ни говори . . . «Покончу» с едой. В обед первое в виде супа, борща или нечто подобного отсутствует напрочь. Одно блюдо, чаще всего смесь из риса и наполнителей, как впервые в Marsta впервые поужинал. Два раза давали огромных размеров куриный окорочек. Я даже не мог осилить. Поразился худосочному белорусу (не Диме) – два съел. Надо шведам отдать должное, (вернее, арабам, они в пищеблоке всем заправляли) – никогда не отказывали в добавке. Но – еды все же не хватало, не станешь же от пуза впрок налопываться! Однако после ужина в половине седьмого до отхода ко сну, около полуночи, есть хотелось. После того, как выдали карманные деньги – 720 крон, постоянно брал с собой на вечер салатик, еще какую немудреную и очень невкусную снедь. От сладкой селедки раз чуть не переблевался . . . Расскажу немного о соседнем с Karlslund городком? Поселком городского типа? под названием Upplands Vasby. Тысяч примерно на пять населения. Сюда я ходил строго каждый день, причем дважды в день, после завтрака и после обеда за два с половиной километра по велосипедной дорожке. Сначала по парку в Karlslund, затем под автострадой в гору, потом с горы. Мимо двух футбольных полей – и в супермаркет. Совершенно, на мой взгляд, не по маленькому населению пригорода грандиозное сооружение, в котором первое время даже блуждал в поисках выходов. Глазеть на многообразие товаров нужды не было, брал лишь салаты, да изредка пиво.
Главное, что здесь в специальном отделе был совершенно свободный доступ в Интернет. Здесь и узнал о кончине Юрия Сенкевича. Его программу все у нас знали, ведь так? Потому особенно скупую красоту Швеции и не расписываю . . . В нашем лагере оказался и своеобразный Секонд-хэнд. На всякий случай заглянул, и не пожалел. Как, впрочем, и другие, отнюдь с виду не нищие арабы, да и почти все наши (не воры). Последние одевались пошикарнее шведов. Те, отмечу, в отличие от финнов, любят спокойные тона, серые или коричневые.
Я выбрал пару на вид совершенно новых футболок, свитер и спортивный костюм. Все обошлось в смешную сумму – 30 крон. А нормальный костюм «в городе» – не менее 500 крон. Две пары носков, итальянских, обошлись мне в супермаркете в 40 крон. Это 160 рублей по-нашему! Ужас? Отнюдь, ведь средняя зарплата в Швеции около 27 тысяч крон.

см. дальше: Из России в Швецию и обратно (продолжение - 6)

работа | на главную

http://www.alpary.net/doroga-05.html

Из России в Швецию и обратно
©2001 "Al-Pary invest"