страница о: заметки иммигранта Эквадор ф.розыск | иммиграция | туризм | новости | на главную
Эквадор, страна контрастов
ИНТЕРЕСНОЕ
НОВОСТИ САЙТА
АРХИВ
ПЛАКАТ
НУДИСТЫ
НЕЛЕГАЛ
ВЕРНИСАЖ
ФОТОГАЛЛЕРИИ
КАРТА САЙТА
НОВОСТЬ ДНЯ
ЗАМЕТКИ ЭМИГР
ВКУСНАЯ КУХНЯ
ИММИГРАЦИЯ
АВСТРАЛИЯ
БЕЛЬГИЯ
БОЛГАРИЯ
ВЕНЕСУЭЛА
ГРЕНАДА
ГРЕЦИЯ
АНГЛИЯ
ДАНИЯ
ИТАЛИЯ
ИСПАНИЯ
ИСЛАНДИЯ
ИРЛАНДИЯ
КАНАДА
КИТАЙ
ЛИХТЕНШТЕЙН
ЛЮКСЕМБУРГ
НИДЕРЛАНДЫ
НОРВЕГИЯ
ПОРТУГАЛИЯ
ПОЛЬША
РОССИЯ
США
СЛОВАКИЯ
СЛОВЕНИЯ
ТУРЦИЯ
ФИНЛЯНДИЯ
ФРАНЦИЯ
ЧЕХИЯ
ЧИЛИ
ШВЕЦИЯ
ШВЕЙЦАРИЯ
ЭКВАДОР
ЮАР
СТРАНЫ В/Е
СТРАНЫ Л/А
БЕЖЕНЕЦ
ИСТОРИИ БЕЖ
ОСТОРОЖНО!
ЛУЧШИЕ СТРАНЫ
РЕЙТИНГ СТРАН
РЕКОМЕНДАЦИИ
БЕЖЕНЦЫ СУДЬБЫ
КУДА БЕЖАТЬ?
ДО 18, КУДА?
ДЛЯ ДЕВУШЕК
ЦЕНЫ
СЛОВАРЬ
С ЧЕГО НАЧАТЬ?
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
ФОРУМ
ПИСЬМА
ПОДРОБНОСТИ
ССЫЛКИ
О КОМПАНИИ
ЛЕГЕНДА
СТАТУС БЕЖЕНЦА
Я В РОЗЫСКЕ
СВЯЗЬ С НАМИ
ПОЧТА@API
иммиграция Эквадор
Rambler's 
Top100
иммиграция, убежище
ЭКВАДОР, СТРАНА КОНТРАСТОВ (продолжение-5)

Порции местной кухни очень большие. Вместо жареной и вареной картошки - жареные и вареные бананы. Это в несколько раз дешевле. Вообще, из бананов здесь готовятся десятки самых разнообразных блюд. Самое распространенное и невкусное из них ("хлеб Эсмеральдас") - холодный колобок величиной в крупное яблоко, который лепится из массы банана, яйца, кукурузной муки, сахара и не знаю чего еще... Одно из популярнейших блюд - мангровые сухопутные крабы, сваренные в кокосовом молоке. Это как раз ничего, если бы только их не ели с внутренностями, глазами, жабрами, как принято среди местных гурманов. А вообще моим спасением было обилие всяческих плодов и фруктов и жареной свинины. К счастью, в отличие от Чили, никто в Эквадоре не знает что такое холестерин, в отличие от долларизации, эта североамериканская мода до Эквадора пока не дошла. 
Теперь пора перейти к антикоммунистической части моего повествования. (Да, именно так, от расизма к антикоммунизму). Одной из основных (хотя, слава Богу, не единственной) темой бесед была политика. Причем, в самом худшем, поверхностном смысле этого слова. Дело в том, что как оказалось, большинство полуграмотных жителей Эсмеральдас считают себя сторонниками марксистско-ленинской идеологии. Точнее даже, ленинско-сталинской. По крайней мере, в местном эквиваленте "Правды" рядом со знакомым профилем Ильича, красуется другой не менее родной - Иосифа Виссарионовича. Все исправно ненавидят мировую буржуазию и всегда когда я пытался вежливо отказаться от постоянно искавшего меня пластикового стакана, по взглядам окружающих я понимал, что вот так еще откажусь пару раз и за это навсегда буду причислен к пресловутой гидре. Причем, без права на реабилитацию. Как впоследствии выяснилось, изначально восторженному приему я отчасти обязан тому, что в глазах моих новых знакомых я являюсь соотечественником "Пепе Сталина". После трех дней мучительных разъяснительных и общеобразовательных бесед мнение нетрезвой общественности "Волчьей Пасти" разделилось: половина в общем согласилась с моими доводами и пришла к выводу, что чтобы продолжать дебаты "на равных" с "посланцем страны Великого Октября" им необходимо еще "учиться, учиться и учиться", другая половина, решила что я в лучшем случае буржуазный ренегат, а в худшем - агент ЦРУ (это в ответ на мою товарищескую критику о том что товарищи из Эсмеральдас живут по уши в дерьме) и перестали передавать мне свой пластиковый стакан.
Марксистско-Ленинская Рабочая партия Эквадора (компартия) является довольно гнусной тоталитарной сектой, которая уже давно находится на ножах со всеми остальными общественными движениями и организациями страны, обвиняет Конфедерацию Индейских Народов Эквадора в буржуазном реформизме (за то что индейцы не хотят насилия, диктатуры пролетариата и демократического централизма). Тем не менее, секта контролирует систему начального образования в Эсмеральдас и с детства прививает наивным негритятам побережья шариковские идеи.
Где-то на третий день, устав от рома и политических баталий я захотел просто на пляж. Километрах в 20 от Эсмеральдаса находится Атакамес - небольшая прибрежная деревня, являющаяся в последние годы главным курортным местом зоны. Быстро собрав вещи и оставшиеся деньги, стараясь не разбудить спящих в гамаках камарадас дабы избежать прощальных слез и пения "Интернационала", я тихо и незаметно свалил в Атакамес. Там я без труда снял за 3 доллара номер с душем на самом побережье и налегке отправился бродить по набережной и по самому селу. Атакамес (как и весь мир, наверное) разделен на две совершенно различные между собой части: меньшая его часть - процентов 10 площади - набережная с ресторанами, отелями, дискотеками и нарядными шалашами на пляже предназначенными для распития коктейлей до и после окунания в море температуры тех же коктейлей; и вторая часть - бедная, как и вся эквадорская Коста. Но и в этом есть один трудно поддающийся нашему пониманию парадокс. Эта зона побережья (Эсмеральдас, Атакамес и пр.) будучи пограничной с Колумбией, является главным путем контрабандного ввоза наркотиков (кокаина) в Эквадор и все близлежащие страны. В Атакамесе, за счет обилия туристов в течение всего года, большая часть взрослого населения так или иначе участвуют в наркобизнесе. Кто не продает, тот по крайней мере хранит небольшие партии кокаина дома. Попадая сюда из Колумбии оптом, он очень дешев. А учитывая последние денежные реформы и сопровождавшую их инфляцию, многие вкладывают здесь деньги в кокаин, как в других частях света в моменты финансовых катаклизмов деньги вкладывались и вкладываются в золото и драгоценности. Но странно и интересно при этом другое. В результате этого участия в наркобизнесе, по беднейшим домам Атакамеса круглогодично и круглосуточно циркулируют довольно крупные суммы денег. Суммы, достаточные для того чтобы радикально изменить качество жизни в этих домах, где больше половины детей проводят детство одетые в старое тряпье ковыряясь в грязи, а большинство взрослых пролеживают жизнь в гамаках ежедневно обпиваясь и обкуриваясь различной изобилующей здесь отравой, время от времени занимаясь мелкой торговлей и проституцией. Но по большому счету, поскольку ни мерзнуть ни голодать здесь невозможно, а работать никто не привык, все эти воображаемые мной перемены никому здесь не нужны, жизнь течет по инерции, время тоже... и насколько поразительно было видеть столько человеческого достоинства у полуголодных индейцев на продуваемых ледяными ветрами горах Сьерры, настолько трудно было обнаружить хоть проблеск чего-то подобного среди жителей нищих кварталов Атакамеса. Здесь я впервые видел, как мусор просто выбрасывается через окна собственного дома в собственный двор или как буднично в тот же двор, в котором возятся дети, производится мочеиспускание прямо со ступенек главного входа, дабы не спускаться и потом не подниматься.
Вдоволь насытившись этими экзотическими впечатлениями, я пошел нагуливать аппетит (чего добиться после всего увиденного было совсем непросто) на набережную. Было еще достаточно рано и я решил выбрать себе ресторан на вечер (среди десятков бразильских, аргентинских, итальянских, французских и прочих.). И не стал днем есть, чтобы оставить побольше места. 
Вообще, как оказалось, пассивный отдых на пляже в одиночку, даже если это происходит на негритянском пляже в Эквадоре, занятие само по себе достаточно тоскливое. Наконец, присмотрев пару симпатичных мест на вечер, я решил искупаться. Тогда еще я не знал, что дилемма с ресторанами решится сама, причем гораздо быстрее и проще, чем казалось. Оставив вещи на берегу, я не снимая очков вошел в парной океан. 
И поскольку я был единственным белым на всем обозримом пространстве пляжа и тем самым для местных жуликов был сильно похож на туриста, купаться я пошел в очках, с тем, чтобы из моря присмотреть за оставленными на берегу вещами. Пока я бдительно всматривался в происходящее на берегу, сзади ко мне подкралась волна. Несомый этой волной, я каким-то чудом успел схватить смываемые с носа очки. Но одну линзу из оправы море все же вымыло. Поискав минут пятнадцать в Тихом океане пропавшую линзу, пришлось смириться с потерей и отправиться в отель за запасными очками. На этот раз, я предусмотрительно оставил новые и последние очки на берегу и пошел перед ужином докупываться.
Теперь представьте следующую картину. Жаркий день на северном побережье Эквадора. В небе - пеликаны и стервятники. В море - купальщики и медузы. Звучат ритуальные барабаны. По полупустынному пляжу идет одинокий негр. Впереди на пути у негра - лежащие на песке шорты 50-го размера, под ними - банан (но не из тех что для жарки или варки, а тот, что для денег). Рядом с банановыми шортами - шлепанцы на которых часы и очки. За несколько метров до удивительной находки, негр замедляет свой темп и наконец останавливается. Потом он внимательно смотрит по сторонам. Но в небе - все те же птицы, а в море - все те же купальщики. И никто не выскакивает из него пробкой на спасение своих шорт 50-го размера. Негр еще больше удивляется и задумывается. В результате нескольких секунд колебаний, он решает, что хозяин всех этих вещей скорее всего уже давно утонул, и они ему больше не понадобятся. Печально взглянув на море, негр подбирает банан и часы и быстро уходит в даль по пляжу. Откуда-то издали по-прежнему победно звучат барабаны.
В результате этого купания мне так и не удалось узнать, какие рестораны в Атакамесе лучше - бразильские или же все-таки французские. Но поскольку мой отель был уже оплачен на весь срок "отдыха", пришлось еще два дня исправно купаться и хотеть жрать. А потом - долгожданный зеленый автобус в Гуаякиль, и оттуда - еще более долгожданный самолет в Сантьяго.
Так окончилась первая в истории миссия по организации прямых поставок латиноамериканского кофе в Украину.

Олег Ясинский, сентябрь, 2000

Материал авторский, перепечатка запрещена. Редакция: Сергей Денвер, Кито, Эквадор

работа | на главную

см. дальше: Голос молчания

http://www.alpary.net/oleg-12.html

записки эмигранта
©2001 "Al-Pary invest"